Государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации
27.02.2018

Казачьи потомки 1814 года, встреча во Франции

Небольшая группа российских туристов, в которой был и я, прибыла на французский горнолыжный курорт Тинь. Был поздний вечер, народ рассредотачивался по своим номерам, а я, решив немного подышать горным воздухом и предупредив своих, вышел из отеля. Я припомнил казачью поговорку: «Веселы привалы, где казаки запевалы» и с удовольствием стал напевать любимые казачьи мелодии «Снежочки», «Любо, братцы, любо». Недалеко от места моей прогулки остановился автомобиль и двое незнакомцев направились в мою сторону. Один из них, услышав моё пение взял меня за локоть и спросил на ломаном русском языке: «Откуда вы знаете эти песни? Ведь их поют только казаки!» Я сконцентрировал свою память и ответил на ломаном французском: «Я из России, родовой донской казак.» Француз обрадовался и сразу просветлел лицом, от чего я даже опешил. Он подал мне свои руки, представился Леоном и сказал, что много лет мечтает встретиться с казаками из Дона, но не получалось. К нему подошёл его товарищ, они о чем то перебросились фразами, Леон представил собеседника Мишелем. Я честно сказал, что французским языком не владею, только понимаю отдельные слова разговорной речи. Леон успокоил меня и сказал что знает русский, а в его роду есть потомки донских казаков. И попросил меня выслушать загадочную историю, которая меня заинтриговала. Французы с такой надеждой смотрели на меня, что я сразу согласился их выслушать. Леон попросил меня пройти с ним в отель напротив, добавил, что здесь его небольшой офис, а сам он проживает вместе с семьёй в Париже. Я согласился и мы поднялись на третий этаж, где Леон открыл дверь в небольшую но уютную комнату, обставленную в современном стиле, оснащённую компьютерной техникой, с небольшим баром. Мишель достал бутылку красного вина, разлил нам по бокалу (себе налил сок) и предложил выпить за нашу встречу в предверии Нового 2018 года. Я пригубил красное вино, а в голове был сумбур от разных мыслей, вопросов, которые, как необъезженные скакуны пытались вырваться на волю. Но, помня завет предков, что нужно спешить медленно, я обуздал страсти и приготовился к рассказу француза, похожего на Деда-Мороза с пушистыми белыми усами. Итак, промолвил он, хочу начать рассказ с истории наших государств, ведь мы были связаны с Россией прежде всего культурой. Средние и низшие слои населения Франции очень мало знали о России. Доходило до того, что даже в прессе о казаках, писали, что эти «бородатые циклопы» могут питаться человеческой плотью. А может это было сделано специально, чтобы натравить Французов на Россию? Я приготовился что-то сказать, или вставить фразу в тему рассказа, но Леон мягко остановил меня и попросил не перебивать. Я молча кивнул и приготовился слушать. Война 1812 года и нападение на Россию оказались не прогулкой по русским просторам, а гибелью целых армий. Хотя французы дошли до Москвы, дальнейшее их продвижение оказалось бессмысленным. 30 марта 1814 года русский Император Александр Первый и Король Пруссии Фридрих Вильгельм Третий во главе войск вошли в Париж. Наши предки, семья Де Бражелонов во главе с дедушкой Пьеро и бабушкой Либреттой (всего десять человек), жили неплохо на окраине Парижа, вблизи Елисейских полей, однако не слишком богато. Дедушка хорошо рисовал, несколько его картин были проданы во дворец Императору. Бабушка занималась конструированием и изготовлением модных шляпок в салонах Парижа. Самой младшей в семье оставалась внучка Мэри, которая была не только обаятельной, но прекрасно пела, была рукодельницей и помогала бабушке. За ней настойчиво ухаживал один из офицеров Императорской гвардии, однако девушке он не нравился своей заносчивостью, высокомерием и бахвальством. Она поддерживала с ним дружеские отношения, но не более. Карьера и жизнь Тулона, так звали воздыхателя Мэри, закончилась в России, куда он был послан с пакетом для передачи Императору. Игнорируя советами сопровождающих его солдат, он приказал сделать привал-ночёвку в лесу, в заброшенной избушке, не доезжая до места дислокации французских войск. Изрядно выпив, ночью он вышел из лесной избушки по нужде, - и пропал. Оказалось, что в то голодное время в лесах России хозяйничали волки, которые оставили после встречи с французским офицером шпагу, ботфорты и кивер. Позже это «богатство» было передано французскими солдатами его родителям. Вступление Русских войск в Париж оказалось очень торжественным: офицеры и солдаты были одеты в чистую военную форму, обмундирование подогнано. Выделялись казаки от других военных формой, шашками, пиками и прекрасными лошадьми. Жители сначала рассматривали входящие войска через окна, потом с балконов, наконец, поняв, что пришли не мародеры, все высыпали на улицу. Первые несколько дней военные раздавали и расклеивали на французском языке Декларацию русского Императора об условиях мирной жизни города. Вскоре казаки и русские воины стали желанными гостями в барах, ресторанах, увеселительных заведениях, частных домах. Особенно удивляли французов Казаки, которые с любовью относились к детям: они дарили им подарки, катали на лошадях, учили детским казачьим играм. Женщины были без ума от такой теплоты и щедрости. Через несколько дней, в различных районах города появились пикеты конных патрульных казаков для поддержания порядка и защиты жителей от грабежей, т. к. полиция во время войны утратила свои функции. Старшим патруля был казачий или русский офицер, в основном, все были верховые. Тут я перехожу к главной теме моего рассказа. Как-то к вечеру, в середине мая 1814 года, наша любимая девочка Мэри возвращалась домой в весёлом настроении, напевая весёлый мотив французской песенки. Внезапно, не доходя, метров пятьдесят до своего дома, дорогу ей преградила группа молодчиков из французских дворовых воров, играя ножами, пестро одетые. Этих беспредельщиков жители боялись, т. к. они могли не только ограбить, но и убить. Мэри так испугалась, что застыла, как статуя, от страха. Что же делать, - в панике подумала она и прижала к груди небольшую дамскую сумочку. И вдруг, где-то совсем рядом, она услышала знакомый мотив казачьей песни. Казаки любили потешать французских жителей весёлыми, задорными, а иногда грустными песнями, - многие даже пели вместе с ними. Девушка немного приободрилась и посмотрела туда, откуда лилась песня, - это был патруль в лице казачьего офицера и двух казаков. Старший патруля, бравый черноволосый обер-офицер с красивыми казачьими усами, сразу оценил сложившуюся ситуацию. Он негромко скомандовал казакам: «Ребята, работаем нагайками!» Казаки на рысях подскакали к нарушителям порядка, приготовив незнакомое оружие — боевые нагайки. Противники вытащили ножи и приготовились попугать, а может и лишить кого то из казаков жизни, - ведь их было втрое больше числом. Главарь банды подбежал к девушке и схватил ее за руку, вытащил из кармана большой нож и дал какую то команду своим подельникам. Павел Тихонов, офицер ночного патруля, ещё издали увидел красивую девушку, которую раньше встречал в этих местах, однако познакомиться с ней у него не было возможности и повода. Обер-офицер сразу определил объект нападения и направил своего жеребца прямо на главаря шайки бандитов, выхватив предварительно боевую нагайку. Сделав для отвода глаз сверху почти невидимую восьмёрку, он резко опустился с седла и снизу, обвив оружием правую руку бандита, резко дернул вверх. Рука вместе с ножом подлетела вверх, что-то хрустнуло, нож улетел, а главарь, бросив девушку, завыл от нестерпимой боли. Вообщем, трое казаков буквально в считанные минуты выбили из рук нарушителей ножи и два пистолета, исполосовали их ногайками до неузнаваемости. Красивая одежда превратилась в тряпки, а у некоторых от неожиданности и страха стали мокрыми штаны. Собрав оружие, сняв с бандитов брючные ремни, казаки связали им руки, а Тихонов дал команду отправить эту группу в участок и сдать французской полиции. Обер-офицер прекрасно владел французским, на прощанье пожелал им больше с казаками не встречаться. Сам он решил проводить девушку до дома. Мэри в течении этой короткой встречи патруля с бандитами, с интересом наблюдала за боем и восхищалась ловкостью казаков, смелостью и умением воевать не только шашками, а лишь нагайками, о которых она вообще не знала ничего. Особенно ей был приятен командир патруля, казачий офицер Павел Тихонов. Хотя они раньше были не знакомы, встреча после такого скоростного боя сразу сблизила их, они нашли тему для разговора и подходили к дому Мэри уже друзьями. Девушка познакомила Павла с дедушкой, бабушкой и родителями. Во время их беседы за чаем дедушка удивился, почему офицер оставил не привязанную лошадь на улице, ведь её могут украсть. Офицер ответил, что его коня никогда не украдут, - он никому в руки не даётся. Как бы подтверждая свои слова, он подошёл к окну и негромко свистнул, конь быстро подбежал к дому, заржал и помотал головой. Семье Мэри это очень понравилось, Тихонов рассказал о России, о Доне, о своих предках. После этой встречи у молодых людей завязалась крепкая дружба, перерастающая в любовь. В свои 25 лет Павел был прекрасный воин, с детства воспитанный в духе любви, преданности к роду своему, Вере Православной, России. В бою он думал прежде всего о молодых казаках, воевавших вместе с ним, старался сделать всё возможное, чтобы уберечь их в бою. Ведь дома их родители спросят с него, почему он не сохранил молодёжь. Да и ему уже пора было подумать о семье, о воспитании своих родных казачат. Как говаривал его дед: «Не красен день без солнышка, не мила жизнь без малых детей». А в бою всё бывает, - ведь не зря говорят, что пуля — дура и никого не выбирает. Остаётся уповать на Господа Бога, да на удачу. Так заскучал молодой офицер по мирной жизни, что пошёл к своему командиру, Казачьему полковнику Фомину. Объяснил честно сложившуюся ситуацию, попросил разрешить ему квартировать, как офицеру, в доме Мэри Де Бражелон, что недалеко от казачьих казарм. Умный командир дал «добро» и жизнь засветила казаку ясным солнышком. Мэри стала учиться русскому языку и вскоре встречала своего любимого словами: «Здорово дневали»; а в ответ слышала: «Слава Богу!» Кстати, прошлых возмутителей спокойствия быстро выпустили из каталажки, т. к. все они хорошо знали полицию, да и деньги сыграли в освобождении немалую роль. Однако, главарь банды, чтобы восстановить свой авторитет и расчитаться с офицером, дал команду следить за ним. Узнав, что он проживает в доме у девушки, выстраивал коварные планы. Как-то Павел радостно возвращался на свою квартиру, ведь кроме Мэри и её семьи, каждый день его ждали трое её племянников, которые привязались крепко к нему. Они обожали казака, он учил их рукопашному бою, интересным казачьим играм, которые были связаны с военным искусством боя. А кто из ребятишек в десять лет не мечтает стать героем, тем более в сложной обстановке Парижа? Мэри ревновала его к племянникам, но он успокаивал её, говоря, что у них скоро будут свои малыши, потому уже сейчас надо учиться методам воспитания, как на Дону. Семье Мэри нравился этот красивый, статный и сильный юноша, настоящий воин, которому можно доверить девушку. Всё шло так, как это могло быть в родном казачьем краю, только в другой обстановке и другой стране. Раздумывая все эти обстоятельства, обер-офицер казачьего полка бодро шагал по грязному тротуару Парижа. Его любимый конь Орлик и денщик из соседней станицы, верный Егор, были устроены в полковую казарму, где была добротная конюшня для жеребца. Павел шёл без оружия, в голенище правого сапога была лишь нагайка, а в руках круглый металлический шар для тренировки кистей, постоянно вращал его пальцами. Правда, был ещё добрый широкий казачий ремень, который всегда при нём, при его справе. Сизой (так звали главаря банды) со своими дружками недалеко от дома уже поджидали казака, чтобы расчитаться за обиды, нанесённые его команде. Но на этот раз они решили убрать обер-офицера из этой жизни. Павел издали заметил группу бандитов и понял, что избежать смертельного боя не получится. «Где тревога, туда казаку и дорога», - подумал он, разглядывая знакомых ему хулиганов. Группа нападавших, расположилась полукольцом (с одной стороны была канава, с грязной водой), чтобы не дать уйти казаку. Но Павел и не думал уходить, он моментально наметил план ведения боя, сосредоточился и принял решение. Подойдя к бандитам метров на пять, он повернулся в левую сторону, поднял правую руку, в знак приветствия, крикнул: «Бонжур!» И вдруг, немного отведя правую руку назад, резко размахнулся и пушечным ударом послал металлический шарик прямо в лоб главарю, который сразу упал бездыханным. Потом перепрыгнул через канаву, схватил за голову двумя руками самого щуплого и поднял его от земли. Почувствовав кожей сзади летящий ему в спину нож, Павел развернул бандита навстречу оружию, которое по самую рукоять вонзилось тому в грудь. Не теряя времени он правой рукой выхватил из сапога боевую нагайку, а в левой у него оказался поясной ремень с металлической жёсткой застёжкой на конце. Как вихрь, офицер стал наносить круговые, боковые, нижние удары этими видами оружия: в ухо, глаза, горло, ноги, промежность. За несколько минут поле боя превратилось в ревущее стадо безумцев, а те кто не успел получить свою порцию ударов, с дикими воплями побежали по дороге, что-то крича и размахивая от страха руками. Офицер остановился, сделал пару глубоких вдохов, успокоил дыхание, привел в порядок справу и медленно пошёл к дому. Наблюдая эту сцену, сосед Де Бражелонов с восхищением следил за действиями казака. Он по настоящему поверил, что российские казаки действительно непобедимы в бою. А в начале августа 1814 года одному из офицеров казачьего полка предстояло срочно выехать в Россию для передачи секретного донесения Министру иностранных дел. Зная ситуацию, сложившуюся у Павла Тихонова, Казачий полковник Фомин порекомендовал поручить выполнение этого задания ему, как одному из лучших боевых офицеров. Павел стал готовиться к отъезду, подготовив небольшие подарки для родни на Дону. Его настроение было приподнятое, он попросил командира взять с собой невесту на Дон, но этого ему пока не разрешили. «Не переживай» - сказал Фомин, скоро с войной будет покончено, вернёшься и тогда всё решится само собой. Провожали Павла не только товарищи по службе, но и вся семья Де Бражелонов, Мэри плакала, её племянники тоже были в грусти. Офицер обнял всех по очереди, вручил троим племянникам Мэри нагайки на память и вместе с денщиком покинул Париж. Через два дня пути от неизвестной болезни внезапно умер денщик. Похоронив товарища, казачий обер-офицер хотел было расследовать эту странную историю, но время не позволяло ему этого выполнить, - ведь пакет должен быть доставлен в короткий срок. Документ Павел хранил под нательным бельём на груди, в непромокаемом мешочке и не расставался с ним никогда. Верный Орлик, чувствуя беспокойство хозяина часто подходил к обер-офицеру и преданно лизал ему руки, лицо, не подпускал близко чужих людей. Однажды утром казак вышел из харчевни в Польше, подошёл к своему коню и увидел лежащего человека, которого Орлик, видимо, ударил задними копытами. Беспокойство Павла возросло, когда он увидел в руке этого незнакомца австрийский кинжал. Он понял, что за ним следят и, не заходя в трактир, оседлал Орлика и двинулся в путь. Его тревога усилилась, когда отъехав километров десять от прошлой остановки, он заметил несколько всадников, двигающихся за ним. Офицер решил при возможности устроить засаду и пленить хотя бы одного из них, чтобы узнать причину преследования, - ведь кроме дорожного вьюка у него не было никакого богатства. Вспомнил казачью поговорку «И один в поле воин, если по казачьи скроен» и успокоился. Впереди было чистое поле и километров десять до небольшого Польского городка. Группа неизвестных всадников старалась быстрее догнать офицера, кони у них были свежие. Впереди он увидел неглубокую балочку, которая шла вдоль поля. Доскакав до балки, офицер соскочил с седла, снял вьюк, расседлал коня, приготовил огнестрельное оружие, разложил рядом шашку, нагайку, запасные патроны. Всадники остановились что-то выжидая. Вдруг Павел почувствовал нарастающую боль в кишечнике, которая охватила нижнюю часть живота. И тут он вспомнил польскую харчевню, угодливую и какую-то трусливую улыбку поляка, совсем не похожего на бармена, еду с непонятным привкусом. Видимо в неё был подсыпан сильнодействующий яд. Донской казак помолился Богу и принял решение. Вскрыл секретный пакет, не читая разорвал его на мелкие кусочки и поджёг. Пламя быстро уничтожило следы секретного письма. Ему становилось всё хуже, однако молодой организм продолжал бороться за жизнь. Павел прицелился и дважды выстрелил в противников, один из всадников упал. Неизвестные спешились и стали обходить офицера с двух сторон, хотя в чистом поле спрятаться сложно. Уложив пулей ещё одного врага, он понял, что силы оставляют его. Тогда он встал в полный рост и обнажив шашку, шатаясь, сконцентрировав последние силы, пошёл навстречу судьбе. Конь, чувствуя, что хозяину плохо, крутился около него, мешая нападавшим прицелиться в офицера. Тихонов Павел, родовой донской казак станицы Николаевской, посмотрел в небо, помолился, вспомнил лишь на мнгновение всю прожитую жизнь, отца, мать, всех своих предков, невесту в Париже… Он не боялся уйти из жизни, не впустую её прожил, знал, что за Отечество своё, за Веру Православную, без мытарства попадёт к Богу, возвратится к Отцу, - положит жизнь свою за други своя... В сознании мелькнула мысль, что на земле многого не успел завершить. Он упал на чужую землю, обнял её руками и навсегда затих в пыльной, продажной польской стороне. Преследователи (их осталось трое) пытались подойти к офицеру, но конь бил их задними копытами, кусал зубами и не подпускал никого к хозяину. Раненый десятками пуль, жеребец подполз к хозяину, укрыл его своим телом. Конь и его хозяин, - два неразлучных казачьих брата, в бою вместе погибли героями. Весною на этом месте зацвели красные тюльпаны, в день гибели невеста Мэри уронила чашку, из которой Павел пил чай, а мать горько заплакала почуяв сердцем своим горе. Русская разведка внимательно прошла весь путь Павла Тихонова, нашла свидетелей гибели и могилку, где покоился донской казак, похороненный сердобольными польскими крестьянами. Позже об этом сообщили и невесте Мэри, которая родила в Париже крепкого черноволосого казачонка. В честь отца и родовой фамилии его назвали Тихон. Когда он вырос, жена француженка родила ему четырёх сыновей, донских казачьих потомков. До сих пор мы помним и гордимся своим родом казацким, гордимся, что наша семья через эту связующую нить близка к России и казакам. Позже, было выяснено, что шпионы Бонапарта ещё в Париже узнали о миссии Павла Тихонова в Россию, им нужно было завладеть документом, однако выполнить эту миссию им не удалось. Был и будет казак примером Чести, Доблести и Славы. Нам близка пословица казачья: «Казацкому роду - нет переводу», - знайте, что есть казаки и во Франции. Вот я и выговорил всё, видимо пришло время успокоить свою душу этими воспоминаниями. Ведь эта история о жизни, история о большой любви наших предков. Я горжусь дальними казачьими корнями и эту память передаю своим поколениям. В честь памяти этого исторического события уже много лет стараниями нашего рода, на кухонной утвари многих курортов Франции, красуется рисунок бегущего оленя, частичка герба знамени донских казаков. Я дарю Вам одну из них на память о нашей встрече. Вместе мы вышли на улицу, близилось утро, падал лёгкий снежок, озонный горный воздух вносил какую-то торжественную таинственность в наши отношения. Мы попрощались, как братья, по казачьему обычаю, трижды обнявшись. Леон, французский потомок Донского казака, медленно покатил по своим делам на авто. Я не расспрашивал своего собеседника ни о чем, не рассказывал ему о себе, главное я выслушал его, понял всю трагедию истории, силу дружбы, любви. Он выполнил свою мечту, от этого стал сильнее мыслями и духом. Проснувшись утром, я подумал, что может вся эта история мне приснилась, но нет, - на столе стояла кружка на которой был изображен бегущий олень, - символ знамени донского казачества. Он не был пронзен стрелою, но это ещё больше подтвердило реальность случившихся событий. Эта история подтвердила важность и правильность Постулатов Казачьей жизни: Казак — пример Чести, Доблести и Славы для всего народа!

Слава Богу, что мы казаки!


Возврат к списку


Сайты партнёров

КРЭТ АвиаАвтоматика РПЦ Казаки России ИА Российского казачества Синодальный комитет по делам казачества Антимайдан Храм святого равноапостольного князя Владимира при Московском казачьем кадетском корпусе им. М.А. Шолохова КРЭТ Утес Общественно-социальный федеральный журнал "Атаман" Раменский приборостроительный завод Журнал "Казаки"ТехприборОсобое конструкторское бюро кабельной промышленности КРЭТ Электроавтоматика Электроавтоматика КРЭТ Ставропольский радиозавод Сигнал КРЭТ ГРПЗ КРЭТ электроприбор КРЭТ УКБП КРЭТ НПП Измеритель АО "Ульяновское конструкторское бюро приборостроения" КРЭТ АО НИИ "Экран" КРЭТ МИЭА КРЭТ КНИРТИ КРЭТ Техприбор КРЭТ Аэроприбор - Восход КРЭТ КБПА